Муниципальное казённое учреждение
"Центр обеспечения деятельности образовательных учреждений"

Письма с фронтов Великой Отечественной войны

23 августа 2010, 09:22:39

Эти потемневшие и потёртые листочки разной бумаги – бесценные документы неподдельного патриотизма простых людей, остановивших каток человеконенавистничества, людей, большинство из которых никогда больше не увидели своих близких, тем дороже для нас, их потомков, эти простые и добрые письма - весточки, посланные родным в краткие перерывы между боями.

Сегодня мы публикуем подборку таких писем «Привет на Урал», подготовленную снежинским краеведом Е.Студенниковым, письма А.А. Калинцева, с комментарием Л.Устинковой под общим названием «Завещание комиссара», а также письмо деда, предоставленное нам А. В. Блиновым.

Фронтовые письма «Привет на Урал…»

Я из послевоенного поколения, детство мое прошло на Орловщине, где война напоминала о себе зарастающими окопами, хаты – полуземлянки, взрывы под лемехами плугов. Очень много ещё ходило покалеченных мужиков, культяпых, с деревянными протезами вместо ног, а то и вообще без ног на тележечках. Они в большинстве встречались в городах с картузом, лежащим на земле. Через нашу станцию Золотарёво везли остатки техники из Германии. Мне тема войны знакома ещё по Воздвиженской бабушке, у которой не вернулись четверо сыновей, а пятый пришел израненным и больным. По двоим, без вести пропавшим, она гадала на иконе и на сите, всё ждала их у окошка, взяв в руки извещения и письма, и пела:

Сяду, я поеду я, к морю волновитому,

Сяду, я поеду я, да к сынушкам, да убитыим,

Не пылинка ли пылится по дороге столбовой,

Ты не жди нас родна матушка

Да сроду от роду, да нас домой!

После этого сплакивала. А мне думалось, что приходили кому-то извещения (похоронки) с конкретно указанным местом захоронением: село, район, и человек знал, куда можно приехать и положить горсть родной земли. А вот за тех, кто пропал без вести, болит душа у родных, может быть лежит он где-то на чужбине, прикопанный наспех русский солдат, возможно там и поклониться пожилой прохожий незаметному холмику, Может быть, легче было бы на сердце, если бы знать, что этот безымянный холмик укрыт тенистой ракитой и возвышается на берегу Оки, где на нём утреней росой плачут травы, где осенним венком опавшие листья укрывают могилу. А ведь это чей-то отец, который не увидит подросшего ребенка, и ребенок никогда не почувствует сильных рук своего отца, подбрасывающих его к самому небу. Единственное, что осталось у них, – это письма, письма, которые являлись связующей тонкой нитью бойца с домом, нитью, которая в любой миг могла оборваться. Писем, этих очень ждали. Я представляю, какая трудная роль была у почтальона в то время: люди, увидев его в окошко, уже догадывались с чем он идет. Письма, проникнутые нежностью, тоской и лирикой иногда даже виной. О чём говорят слова: «голубушка, травинка, лети с приветом, жду с ответом; жду ответа, как соловей – лета».

Когда я взял тему “писем с фронта”, и ударился в трудные поиски то узнал, что в одной из сельских школ Каслинского района такие письма были, но их потеряли, и мне стало так обидно и за школу, и за педагогический состав, и за всех нас. Лучше потерять деньги, их можно вернуть, заработав, но письма с фронта не вернешь. Это в школе потеряли людскую память, нашу историю. Поспрашивал у жителей и мне повезло: более 20 писем, пришедших тогда в окрестные села, удалось прочитать. Почему удалось? Бумага пожелтела, чернила выцвели, использовал увеличительное стекло и подсветку желтых светодиодов, какие-то письма читались полностью (писаны химическим карандашом), а какие-то с пропусками того, что прочесть не удалось… Представляю их вашему вниманию с полным сохранением стиля, грамматики и орфографии.

ИТАК, К ВАМ ПРИШЛО ПИСЬМО С ФРОНТА, РАСКРЫВАЙТЕ ТРЕУГОЛЬНЕЧЕК И ЧИТАЙТЕ …

Привет на Урал.

1. Здравствуйте дорогая супруга Екатерина Ивановна, шлю я тебе свои супружеский привет из далекой Карелии. Шлю привет своему семейству сыну Валентину Петровичу, Анатолию и дорогой дочери Тамарочке, мамаше Палагие Петровне, сестре Марусе. Сообщаю Катя вам, что я жив и здоров нахожусь на фронте против Белофиннов. Были и трудные моменты, но враг не выдерживает нашего напора. Извини, что я так долго не писал каждый день разрывы снарядов жужжание пуль которым мы уже привыкли …

Очень Катя соскучился об Анатолии и Тамаре мне хотелося бы их повидать не знаю придется или нет, если буду жив. Как Катя живете как ваше здоровье и здоровье наших детей, я от вас не получаю писем со второго ноября. Где работает Валя и как вообще жизнь Воздвиженки. Друзей своих Воздвиженских я потерял не знаю живы или нет ни где не могу разыскать Коленьку Васильева, Кашина Петруха и Маслакова, но едвали они живы. Если не ранены, то известно где они только остались и вижусь с Хохлевым Михаилом с Батиным Василием Федоровичем да с Каслинскими, один с нами Знаменской Елисеев Иван Лифантивич. Катя сообщи адреса брата Тимофея, зитьев Медведева, Лесина Константина Васильевича, Куклева Леонтия Леонтевича где они находятся. Катя при первой возможности переведу вам деньг рублей сто. Деньги здесь не нужны, стоим в лесу снегу выше колена кругом лес ели закуржавели. Катя были в окружении пять суток, но пробились, хотя было трудновато пробиваться, но пробились думал, не быть живым. Катя не скучай может были случаи, что вы забывали меня и отказывались от меня, но теперь когда бестрашно смотриш каждую минуту в глаза смерти. Живой Катя Может еще увижусь со своими детями и с вами совместно, но ни такого какой был. Много Катя изменился своим характером в сторону улутшения обращения. Пишу письмо а батарея бьет по противнику. Одеты мы тепло в шубах, фуфайки, теплое белье, валенки, шапки и рукавицы. Носки домашние все еще ношу хотя они износились но как поминок да ремень еще, варешки износились совсем. Передавай привет Константину Петровичу, сестре Александре Матвеевне и Елене Матвеевне. Покуда до свидания. Готовится встреча день красной армии новымя победми.

Адрес действующая армия полевая почта Станция № 1439 Стрелковый полк 1217 мин. Батальон.Ваш супруг (Арбеков) 3/II – 42 года

2. Здравствуй родной брат Алексей Михайлович с приветом к тебе брат Дмитрий. Во первых сообщаю получил твое письмо 10.07.42. г. которое много принесло радости. Алексей я получил от тебя два письма пишу тебе третье, то первое как………получил от меня………узнал из дому. Так не получал писем……… дому аккуратно. Вчера получил от мамы………– С…Г…И…Б Л…И…С…Т…А – ……. На горячее уважительные слова которые проникались, почитай с моего сердца. Вот как у нас дела мой брат и я знаю что она много думает и плачет о нас. Я вспоминаю последние дни, когда провожала в армию. Я забрал то присланное твое письмо. Я начал читать, то уже накатывались слезы. Эх как жалко, но ни чего не поделаешь увы. Мы может будем живы. В данный момент жить нелегко, но что дальше будет это ни кому из нас не известно враг еще силен, он не жалея своей техники, людского состава, бросает все новые, новые силы, как хворост в огонь. Поэтому дорогой Алексей нам еще придется много перенести трудности на своих плечах, если будем живы. Ну а в данный момент я живу пока что хорошо, здоровье хорошее. Занимаюсь так же при штабе старшим писарем. Оклад повысили на несколько рублев, ежемесячно посылаю маме по 60 руб. Алексей у тебя действительно жизнь веселая? Но ведь то же бывает опасность. Но я пока что нахожусь в не опсности живу дружно с начальством, особенно с нач. штаба. Писать хочется больше, много есть трудностей и обид. Но все это пустяки, бей проклятых гадов, за пролитую кровь и слезы они поплатятся вдвойне своей грязной кровью.

до свидания, остаюсь жив здоров крепко обнимаю с приветом Дмитрий 18.07.42 г.

Это его последние письмо, написанное за два дня до гибели (пр. автора). Следующее письмо было написано уже его товарищами. В нём они сообщали о гибели в бою Дмитрия Дёгтева.

3. 22 июля 1942 действующая Красная Армия Добрый день Уважаемая Василиса Филипповна 20.07.1942 г. В 2 часа 15 мин. Нас с Вами настигло несчастье убит Ваш сын наш любимый друг и товарищ Дмитрий Михайлович Дегтев. Дмитрий Михайлович был верный сын советского народа настоящий патриот своей родины все силы отдавал защите отечества от ненавистных Гитлеровских захватчиков………

Я воевал и жил с ним вместе бок о бок. Он был чутким, добросовестным товарищем. После сдачи мне поста ночью он шел на отдых в свой шалаш. При сильном артелерийском обстреле остервенелого вражеского шквала огня. Накат обвалился упав на ряд бойцов накрыв их землей. Мы не медленно взялись их откапывать, но они уже были убиты. Отправить в медсанбат попытки были без успешными. Ваш сын похоронен. Мы достойно по заслугам отплатили фашистким мерзавцам за наших товарищей, сыновей и мужей. Кровь за кровь, смерть фашистким мерзавцам. Вам дорогая мамаша Василиса Филипповна желаю щастья, здоровья и успехов в дальнейшей жизни, память о вашем сыне, нашего товарища и друга Дмитрия Михайловича верного сына Социалистической Родины будет жить в наших сердцах.

По поручению командного и политическог состава Части с приветом ефрейтор Ткачев Г.И.Адрес полевая почта № 1671231 осб.Ткачеву Г.И.

Завещание комиссара

Я держу письмо с фронта. Ему более семидесяти лет. Бумага помята, по краям потрёпана, кое-где на сгибах дырки. Его передала мне жительница Снежинска Калинцева Валентина Ивановна, сноха автора письма Калинцева Александра Андреевича, батальонного комиссара.

И вот что она рассказала о нём: «Александр Андреевич родился в 1905 году в семье крестьян на Рязанщине. Учился в сельской школе, вступил в комсомол, а в 20 лет стал коммунистом, окончил курсы в г. Сасово, где получил начальную военную подготовку, затем работал секретарём волкома комсомола и в партийных органах г. Рыбное и Рязани. В 1933 году он был направлен на работу в Кущевский район Ростовской области председателем колхоза. В 1934 году призван в армию и проходил службу в особом Белорусском военном округе политруком, затем старшим политруком, комиссаром, батальонным комиссаром в Гомеле, Могилёве. В Минске занимал должность комиссара автобатальона, входящего в состав авиационной части. Одновременно преподавал на высших партийных курсах ОБВО. В 1940 году выезжал в командировку в Брест-Литовск.

Когда началась Великая Отечественная война, Александр Андреевич отправил в тыл жену и четверых маленьких детей, а сам остался в Минске. Под Вязьмой он выводил солдат из окружения. Письма с фронта приходили редко. Последнее письмо датировано 26 сентября 1941 года, а в октябре - жена получила извещение о том, что батальонный комиссар Калинцев А.А. пропал без вести». Ему тогда было 36 лет.

Его последнее письмо без волнения читать невозможно. Это письмо – заклинание, в нём крик души. Оно наполнено любовью к жене и детям. Он просит жену Любочку простить его, если он в чём-либо виноват перед нею. А ещё, он просит жену воспитать детей честными и трудолюбивыми. Он умоляет её: «Научи их, чтобы они не забывали своего отца»… Возможно, он чувствовал, что идёт в свой последний бой.

Из четырёх детей – выжили трое. Младшая девочка умерла в 1944 году. От оставшихся троих детей родилось 5 внуков, а у внуков родилось 8 правнуков.

Память о замечательном отце, муже, дедушке, прадедушке в этой большой семье хранится свято.

Л, Устинкова

Письмо Григория Блинова на открытке из Маньчжурии

Здраствуйте Клаша Галя Витя шлю вам горячий привет и желаю всего хорошего Писем давно от вас не получал и не знаю когда придётся от вас читать новости вы наши должны знать писать на первый случай нечего здоровье пока хорошее посылаю в этом письме фотокарточку вот пока и всё пожелаю вам всего доброго не забывайте пишите может когда и получу если придётся целую твой друг Гр Блинов


Ещё в этой категории